ИП-1

ИП-1

В 1934 г. Д.П.Григорович выпускает новый пушечный истребитель ИП-1 (заводское обозначение ДГ-52), ознаменовавший собой уже качественно новый уровень развития пушечного истребителя. Он являлся скоростным свободнонесущим монопланом цельнометаллической конструкции. Мотор РЦФ-З. Вооружение, как у И-Z, только вместо ПВ-1 был установлен более эффективный ШКАС (в перегрузку предусматривалась установка второго ШКАС). Кроме мощного вооружения ИП-1 имел ряд особенностей, отличавших его от других отечественных скоростных истребителей: крыло имело форму в плане, близкую к эллиптической, при которой, как известно, достигается минимум индуктивного сопротивления; необычной была и сама конструкция крыла — силовой набор состоял из трубчатых лонжеронов и ферменных нервюр, а стрингеров, поддерживающих обшивку, было очень мало, получалось как бы безстрингерное крыло с работающей обшивкой.

Оригинально было выполнено убирающееся шасси: летом оно снабжалось колесами, а зимой лыжами, которые в полете подтягивались в места уборки. Надо сказать, что вопрос уборки в полете лыж был тогда весьма актуальным, ведь самолеты зимой эксплуатировались с лыжным шасси. Удачное решение проблемы уборки в полете лыжного шасси, впервые в нашей стране данное Д.П.Григоровичем, позволяло сохранять неизменными летные данные истребителя круглый год, тогда как на И-14 и И-16 шасси с лыжами зимой не убирались. Лучше чем на этих самолетах, у ИП-1 был и обзор из кабины летчика. Словом, конструкторы применили целый комплекс мер, подчас нетрадиционных, направленных на достижение высоких летных и боевых качеств истребителя.

Фюзеляж — с высоко поднятым горизонтальным оперением, полуубирающимся назад шасси и удлиненным назад капотом НАСА на двигателе «Райт-Циклон» в 640 л. с. Винт — металлический с изменяемым на земле шагом. Обшивка фюзеляжа — 1,0 и 1,5-мм (в хвостовой части). Центроплан по размаху занимал 55% всего размаха крыла из-за установки пешек в узлах разъема далеко за пределами диска винта и концов оперения. Полки лонжеронов крыла — трубы ХМА. Нервюры — ферменные из листовых профилей, стрингеры — немногочисленные, под полками нервюр, что дало повод для термина «бесстрингерное крыло Григоровича». Обшивка — 0,8- и 0,6-мм — крепилась к полкам лонжеронов посредством дополнительных профилей и к полкам нервюр.

Клепка везде потайная, как и в фюзеляже. Элероны и посадочные щитки — щелевые. Оперение — цельнометаллическое, в серии с полотняной обтяжкой рулей. Шасси — с масляно-воздушной амортизацией.

Государственные испытания ИП-1 проводились с середины января по март 1935 г. Самолет показал высокую скорость и хорошую маневренность (время виража 14-15 с), но из-за большого веса скороподъемность его оказалась посредственной, что, правда, было естественным для самолетов с тяжелым пушечным вооружением.

Военные дали самолету высокую оценку, сочтя его несомненными достоинствами большую скорость, хорошую маневренность и устойчивость, простую технику пилотирования, убирающееся шасси с лыжами, хороший обзор из кабины, расположенный над крылом. Отмечалось также очень хорошая устойчивость ИП-1 на пикировании, что способствовало повышению меткости огня. Испытания показали, что достигнутые летные данные для истребителя далеко не предельны и имеются резервы их дальнейшего повышения.

В плане тактики применения ИП-1 военные специалисты предполагали, что эти истребители в бою должны действовать в составе звеньев и отрядов, атаковать противника на встречных и пересекающихся курсах и с пикирования при использовании максимальной дальности огня пушек (1000-1500 м). Предполагалось применять самолет для атак наземных целей на радиусе 200-350 км (в зависимости от запаса топлива), а также в системе «Самолет-Звено» для непосредственного прикрытия тяжелого соединения на подходе к цели или для действий в тылу противника по аэродромам и наземным целям.

Несомненно, создание ИП-1 стало успехом КБ Д.П.Григоровича. Начальник ВВС Я.И.Алкснис потребовал от УВВС РККА выдвинуть свои предложения об увеличении заказа на ИП-1 за счет соответствующего сокращения заказов на другие истребители. ИП-1 шел в серию.

Такое, казалось бы, благополучное начало работ по ИП-1 не означало, конечно, что конструкторам сразу удалось решить все проблемы и что самолет лишен каких-то недоработок. В ходе летных испытаний всегда выявляются недостатки, которые невозможно предусмотреть заранее: ИП-1 обладал целым «букетом» дефектов, выявленных в процессе испытаний и требовавших обязательного устранения. Среди них слабость и недостаточная жесткость капотов мотора, перегрев масла, трудности в управлении самолетом при подъеме и опускании шасси, негодность пулеметной установки, недостаточная жесткость крепления АПК и др. После эксплуатационных испытаний в августе-сентябре 1935 г. выявились и новые дефекты: слабость обшивки фюзеляжа, недостаточная эффективность зависающих элеронов и др. Однако подавляющее большинство этих недостатков поддавалось устранению и никак не влияло на потенциальные достоинства машины. Совершенствование самолета продолжалось и в 1936 г. ИП-1 начали строить серийно.

Доработка ИП-1 осуществлялась по ходу его внедрения в серию. Но тут возникло одно, в какой-то мере непредвиденное, обстоятельство. Испытания на штопор, которые в НИИ ВВС проводил летчик-испытатель П.М.Стефановский, выявили, что самолет обладает неудовлетворительными штопорными свойствами. Надо сказать, что первое подозрение о наличии этого дефекта возникло в ходе государственных испытаний еще в начале 1935 г. Тогда, правда, специальных испытаний на штопор не проводили, но в одном из полетов был случай срыва в плоский штопор, из которого самолет с трудом вышел с помощью мотора, потеряв при этом 800 м высоты. Тогда должной озабоченности этот факт не вызвал. Теперь дефект проявился явно. Необходимо было срочно искать способы улучшения штопорных характеристик. Летчик-испытатель А.И.Никашин, использовав все способы вывода самолета, так и не смог вырвать ИП-1 из плоского штопора и в последний момент покинул машину, воспользовавшись парашютом. Серийно строить самолет с таким дефектом было, разумеется, нельзя, и производство ИП-1 прекратили.

Надо сказать, что к тому времени изменилось и отношение к динамореактивным пушкам. Появились обычные авиационные пушки, которые имели меньший калибр, чем у АПК, но зато большую скорострельность. Они оказались более перспективным оружием. Управление Спецработ (УСР), которые возглавлял Л. В. Курчевский, в феврале 1936 г. расформировали.

Рассказать друзьям
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
error: Контент защищен от копирования !!!
Яндекс.Метрика KatStat.ru - Топ рейтинг сайтов