М-174

М-174

Заложена 29 мая 1937 года под стапельным номером 105 на заводе № 196 в Ленинграде как «М-91». 12 октября 1937 года подводная лодка спущена на воду. Приказом наркома ВМФ корабль вступил в строй 21 июня 1938 года, но Военно-морской флаг поднят только 4 ноября 1938 года. 21 июня 1938 года подводная лодка включена в состав Краснознаменного Балтийского флота. 19 мая 1939 года субмарина ушла по Беломоро-Балтийскому каналу на Север. 16 июня кораблю присвоено обозначение «М-174» и 21 июня он вошел в состав Северного флота.

Начало советско-финляндской войны «М-174» встретила под командованием старшего лейтенанта Егорова Николая Ефимовича в составе 4-го дивизиона бригады ПЛ СФ. Субмарина всего один раз выходила в дозор, зато продолжительность ее нахождения на позиции, почти две недели, стало самым длинным патрулированием малой подводной лодки как Балтийского, так и Северного флота в «Зимней войне».

Перед началом Великой Отечественной войны, в марте, «М-74» завершила текущий ремонт, а в начале мая прошла докование. 22 июня 1941 года подводная лодка находилась в Полярном, где проводила курс боевой подготовки; командовал кораблем все тот же старший лейтенант (впоследствии капитан-лейтенант, капитана 3 ранга) Егоров Н.Е.

В июле 1941 года «М-174» совершила два выхода на дозорную позицию перед входом в Кольский залив (позиция № 7), и, если в первом боевом походе, кроме мнимого контакта с вражеской субмариной в ночь на 2 июля, которую «М-174» пыталась атаковать, ничего не произошло, то во втором патрулировании реальные контакты с подводными лодками были. Сначала 25 июля в точке 69°52’8 с.ш./34°20’0 в.д. «М-174» чуть было не атаковала свою «М-176», (возвращаясь с позиции она зашла в чужой район действий). «Малютка» уже готовилась пустить торпеду, когда цель закрыл туман. Второй контакт состоялся 27 июля в точке 70°04′ с.ш./34°03′ в.д., когда «М-174» обнаружила субмарину в надводном положении, но не смогла ее атаковать из-за большого курсового угла и высокой скорости цели (на этот раз была встречена одна из немецких подводных лодок, действовавших у Кольского залива – «U-81» или «U-652»). Днем 30 июля роли поменялись; на этот раз «U-652» дала уйти «М-174», которая к этому времени уже направлась в базу.

В первой половине августа подводная лодка занимала район позиции № 6 в восточной части Варангер-фьорда, в дальнейшем вся ее карьера пройдет в этом районе. В ночь на 16 августа субмарина сделала успешную попытку проникновения с залив Петсамонвуоно, но, немного не дойдя до Линахамари (возможно, из-за поломки топливного насоса) повернула назад. Несмотря на то, что подводной лодке не удалось пройти дальше, собранная ей информация дала возможность позже прорваться в бухту «М-171» (дважды) и «М-172».

Следующий боевой поход в этот район в начале сентября был сорван. Из-за пролившегося в 9-балльный шторм электролита. «М-174» пришлось покинуть позицию и 9 сентября вернуться в базу.

Пятый боевой подводной лодки был отмечен прорывом в Линахамари и торпедной атакой. Прибыв в район боевого предназначения утром 20 сентября, субмарина шесть дней искала противника, но никого не обнаружила. Наконец, командир «М-174» решил повторить опыт своих предшественников; во второй половине дня 26 сентября подводная лодка прошла узкий фьорд и проникла на рейд Линахамари. Появление там советских подводных лодок (21 августа «М-172» и 13 сентября «М-171») противника ничему не научило; район плохо охранялся. Согласно «Хронике Великой Отечественной войны Советского Союза на северном театре» подводная лодка: «обнаружила там три транспорта, стоявшие у стенки под разгрузкой, и на циркуляции с дистанции 6 кб выпустила по двум транспортам две торпеды. Не имея установки беспузырной торпедной стрельбы, ПЛ всплыла на поверхность под рубку с дифферентом около 15° на корму и тем самым обнаружила себя. Противник открыл по подводной лодке артиллерийский и пулеметный огонь, выровняв дифферент, подводная лодка погрузилась на глубину 40-45 м и пошла из гавани на выход. В узкой части буты на ПЛ были сброшены 34 глубинные бомбы катерами-охотниками. Бомбы рвались очень близко от ПЛ. От их взрывов ПЛ получила некоторые повреждения и лишилась освещения. В 18.45 ПЛ на глубине 46 легла на грунт и пробыла в таком состоянии в течение 3 часов 50 минут. Бомбометание продолжалось в общей сложности 5 часов 10 минут. ПЛ благополучно вышла из бухты Печенга благодаря умелому маневрированию командира: она прижималась вплотную к берегу, а противник бомбардировал серединный фарватер. В 2.45 (27 сентября) ПЛ всплыла, пробыв под водой 20 часов 45 минут. Что касается результатов торпедной атаки, то командир подводной лодки считал немецкие транспорты потопленными, но, как выяснилось впоследствии, выпущенные с подводной лодки торпеды не взорвались».

Одна из торпед прошла перед норвежским транспортом «Мимона» (1147 брт), попала в пирс, и застряла там, чуть не дойдя до стоявшего с другой стороны буксира «Сурсаари»; вторая разрушилась при ударе о берег, пройдя между крупным транспортом «Альдебаран» (7891 брт) и траулером «Виена». В результате бомбежки тральщиков «R-155» и «R-162» на подводной лодке повреждены вертикальный руль, визирные стекла цистерн, глубиномеры, через клапан топливной цистерны в 5-й отсек стал поступать соляр.

По прибытии «М-174» в базу никто не сомневался в успешности атаки; с такой короткой дистанции промах был невероятен, но уже в конце 1942 года после опроса пленных стало известно, что торпеды «малютки» прошли мимо цели. После окончания войны, когда Линахамари стали расчищать от потопленных судов и мин, выяснилось, что на дне нет ни одного торпедированного советскими подводными лодками судна. Тем не менее, в массовой советской литературе успешность атак советских субмарин в порту не подвергалась сомнениям.

Три следующих боевых похода (один короткий выход в район северо-западнее Вардё в середине октября и два патрулирования у Киркинеса в первой половине и конце ноября) не принесли результатов. Часть времени подводная лодка из-за шторма провела в районе зарядки аккумуляторов, время нахождения в районе боевого предназначения было отмечено лишь отказом от пуска торпед по тральщику 17 октября и двумя атаками подводной лодки самолетами противника (10 и 25 ноября), которые сбросили бомбы на безопасном удалении от субмарины.

Успешным стал девятый боевой поход «М-174». Вечером 20 декабря подводная лодка вышла для действий в районе Киркенеса (позиция № 5-а). Днем 21 декабря в точке 70°04,5′ с.ш./30°30,2′ в.д. субмарина обнаружила в перископ на дистанции 30-35 кбт конвой противника в составе, по оценке командира подлодки, транспорта под эскортом трех эсминцев. Зайдя со стороны берега, где охранение отсутствовало, «М-174» с дистанции 12 кбт выпустила одну торпеду по судну (вторая не вышла из-за поломки крышки торпедного аппарата). И хотя в таких условиях шансы на попадание были невелики, через 95 секунд на подводной лодке зафиксирован взрыв торпеды, а спустя 3 минуты еще один взрыв. Сопровождавшие судно тральщики «М-1505» и «М-1508», так как они не имели представления о местонахождении атаковавшей подводной лодки, сбросили наугад 54 глубинных бомбы, после чего занялись поврежденным судном.

Не успела «М-174» прибыть в базу, как к берегу полуострова Рыбачий прибило доказательство успеха ее атаки – шлюпку с парохода «Эмсхёрн» (4301 брт). Судно имело груз разборных деревянных бараков, который после попадания торпеды не дал ему утонуть сразу. Сняв с аварийного транспорта экипаж, сопровождавшие его тральщики пытались добить поврежденный пароход, но «Эмсхёрн» упорно не желал тонуть. В итоге судно было брошено, а попытки немцев разыскать его на следующий день ни к чему не привели; оно затонуло.

Десятый боевой поход «М-174» прошел неудачно. Всю первую неделю февраля 1942 года подводная лодка находилась на позиции № 6 в Варангер-фьорде, но противника так и не обнаружила; задание высадить на вражеском побережье разведгруппу так же не было выполнено из-за плохой видимости. В ночь на 6 февраля на подводной лодке вышла из строя муфта Бамаг, что лишило субмарину возможности двигаться под водой, и она была вынуждена вернуться в базу.

Корабль имел плохое техническое состояние, поэтому 8 февраля подводная лодка встала на ремонт в Мурманске. Пока рабочие завода и экипаж субмарины приводили корабль в порядок, «М-174» 3 апреля 1942 года была удостоена гвардейского звания. Субмарина вступила в строй только в конце июля, а уже 12 августа снова направился в Варангер-фьорд (позиция № 6). К этому времени привычная обстановка в во много раз изученном районе действий сильно изменилась. Вечером 17 августа перископ субмарины был обстрелян из стрелкового оружия с одного из мотоботов, а спустя двое суток подводная лодка подверглась обстрелу береговой батареи.

Следующий выход в Варангер-фьорд в первой половине сентября начался неудачно практически с момента следования на позицию: вечером 8 сентября при проверке готовности торпедных аппаратов произошел несанкционированный выстрел из торпедного аппарата № 2, а утром 11 сентября экипажу подлодки в походных условиях пришлось ремонтировать заклинивший вертикальный руль. Противник был встречен лишь однажды, когда субмарина утром 9 сентября из-за большой дистанции и курсового угла пропустила тральщик, вероятно, из состава охранения конвоя.

Неудачи продолжали преследовать «М-174» дальше; в октябрьском выходе в район северо-западнее Вардё подводная лодка не смогла выполнить задачу по высадке на вражеском побережье разведгруппы. Вернувшись в базу, подводная лодка получила повреждения, когда 9 ноября внезапно налетевший шквальный ветер несколько раз ударил «малютку» о стоявшую рядом у бота плавмастерской «Красный Горн» систершип «М-172». Пострадали обе подлодки, но на «М-174» повреждения были намного серьезнее: сломаны 67 и 71-й шпангоуты прочного корпуса, 70-й шпангоут вогнут внутрь, образовались трещина на 71-72-м шпангоутах, прочный корпус в месте ударов получил многочисленные вмятины, нарушена установка привода вертикального руля и центровка линии вала. «М-174» была вынуждена встать на аварийный ремонт, подлодка вступила в строй только 7 января 1943 года. 11 января на корабле сменился командир; вместо убывшего на учебу Егорова подлодку принял капитан-лейтенант Сухорученко Иван Епифанович, до этого служивший старпомом на «Щ-404».

Первый поход с новым командиром «М-174» провела в первой половине февраля 1943 года. Подводная лодка патрулировала уже ставший привычным район позиции № 6 в Варангер-фьорде. Несмотря на активный поиск, противник не был обнаружен, немцы свели частоту перевозок к минимуму, укрупняя состав конвоев и их охранение.

Торпедной атакой отмечено следующее патрулирование Варангер-фьорда. Днем 11 марта между островами Стуршер и Лилле-Эккерей «М-174» атаковала, по оценке командира субмарины, тральщик противника. Торпеды были выпущены с дистанции 15 кбт, а через 90 секунд на подводной лодке зафиксировали взрыв. Спустя 12 минут, наблюдая за результатом атаки в перископ, командир субмарины отметил, что цель потеряла ход и имеет дифферент на корму. Немцы не подтверждают потерю своего корабля, вероятно, безуспешно атакован норвежский каботажник или рыболов.

Второе мартовское патрулирование Варангер-форда чуть не стало для «М-174» последним. Еще 10 июня 1942 года немецкие минные заградители «Ульм» и «Остмарк» у мыса Скальнес установили 370 мин заграждения «Sperre-V». Командиры советских субмарин, действующих в Варангер-фьорде, обходили миноопасный участок в предполагаемом проходе в районе мыса Кибергнес, а маневрируя на позиции, не отходили от берега дальше 5 миль. В отличие от своих коллег, командир «М-174» как в этом, так и в предыдущих патрулированиях Варангер-фьорда пренебрег этим правилами, маневрируя в 5-6 милях от берега либо в надводном положении, либо на опасно малой глубине погружения в 15 м.

В 1942 году Северный флот уже потерял в этом районе две «малютки» – «М-176» (в июне) и «М-121» (в ноябре), поэтому, при таком образе действий, встреча «М-174» с миной была лишь вопросом времени.

Днем 24 марта подводная лодка шла малым ходом на глубине 15 м, периодически всплывая под перископ. Экипаж готовился к обеду. В 13.40, когда субмарина находилась в 7,5 милях у мыса Кумагнес в точке 70°06,2′ с.ш./30°41,5′ в.д. в носовой части «М-174» раздался сильный взрыв. Подводную лодку подбросило вверх, после чего она стала медленно погружаться. На глубине 22 метра экипаж остановил погружение, дав воздух в среднюю цистерну. К счастью, взрыв противолодочной контактной мины «UMB» (вес взрывчатого вещества 40 кг) не нанес кораблю фатальных повреждений; прочный корпус устоял, все отсеки, за исключением первого, доложили в центральный пост, что вода внутрь корабля не поступает. По-другому обстояли дела в первом отсеке, в момент взрыва там находился лишь краснофлотец торпедист Баев М.С., дежуривший у торпедных аппаратов. Он закрыл переборочную дверь на клиновые запоры и включился в борьбу за живучесть корабля. Оставшись один, он попытался приостановить поступление воды через подорванную крышку правого торпедного аппарата, но она все прибывала. Положение стабилизировалось после того, как продули среднюю цистерну; турбонасос и помпа стали справляться с поступлением воды, подводная лодка всплыла. Оказавшись на поверхности, подводники смогли оценить внешние повреждения корабля: подводная лодка лишилась носовой части легкого корпуса по 9-й шпангоут (проницаемая часть вместе с цистерной плавучести). Вражеский берег был близок, «М-174» начала отход к полуострову Средний под прикрытие своих береговых батарей. К счастью, на всем пути следования в базу субмарина не была обнаружена противником. В ночь на 25 марта «М-174» прибыла в Полярное, где при детальном осмотре корабля выяснились все его повреждения. В результате взрыва мины подводная лодка потеряла носовую часть, вышли из строя и сдвинуты с фундаментов оба торпедных аппарата, торпеды в них разрушены, нарушена герметичность балластной цистерны № 1 и носовой дифферентной цистерны, вышли из строя гирокомпас, электрическое управление рулями, насос дифферентной цистерны и многие приборы, лопнули пять баков носовой группы аккумуляторов, сопротивление изоляции группы упала до нуля, нарушена центровка линии вала, имелись деформации и вмятины на переборках 17-го и 27-го шпангоутов.

«М-174» не погибла только благодаря своевременным и правильным действиям экипажа корабля, в первую очередь командира субмарины, механика капитан-лейтенанта А.С Лапшина и торпедиста матроса М.С. Баева; все они были удостоены правительственных наград.

12 августа 1943 года «М-174» вступила в строй после аварийного ремонта. Вечером 14 октября она снова вышла на позицию в Варангер-фьорд и пропала без вести. На этот раз чуда не произошло, подводная лодка погибла на одной из германских мин заграждения «Sperre-V» либо «NW-34» или «NW-35» (последние, общим количеством 515 противолодочных мин типа «UMB», немцы выставили в августе 1943 года между мысом Кибергнес и Комагнес, как раз в том районе, коридора, где командиры советских подводных лодок, действовавших в Варангер-фьорде, обходили миноопасный участок).

На подводной лодке погибло 25 моряков в том числе обеспечивающий – заместитель начальника штаба бригады ПЛ СФ капитан 2 ранга А.А. Петров.

Рассказать друзьям
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
error: Контент защищен от копирования !!!
Яндекс.Метрика KatStat.ru - Топ рейтинг сайтов